Отношения с самыми родными людьми – мамами – влияют на множество реакций в нашей жизни. Мы нечасто задумываемся над тем, почему отреагировали в сложной или принципиальной ситуации именно так.

Собственное ли это решение? Может быть, где-то внутри главное «да!» или «нет!» подсказал тоненький, перепуганный детский голос – той самой маленькой девочки, за которую многие годы решала ее мама.

Мама-подружка. Мама-завистница. Мама, которая свою жизнь считает черновиком, а жизнь дочери – вторым шансом. Мама-инквизитор. Мама-защитник. Мама-разгильдяйка. Мама-ревнивица. Мама-соперница.

Много-много разных и одинаковых мам, одни из которых со скукой на лице, равнодушно несут тяжелое бремя воспитания, а другие – как прометеи – передают огонь жизни, ее ценность и уникальность своим дочерям.

В школе мы всегда примечали, какие взаимоотношения у одноклассниц с мамами. Мама-подруга, очаровательная и добрая, издали совсем как девчонка. Ей можно рассказать почти все, она многое прощает; ее не боятся мальчики, ухаживающие за дочкой, но не понимают строгие соседки, воспитывающие дочерей в ежовых рукавицах.

Умная мама-подруга сумеет воспитать дочь свободным, открытым, уверенным в себе и принципиальным человеком. Не очень умная – та, для которой лояльность дочери важнее желания вырастить из нее морально здорового человека – создаст из ребенка капризное, инфантильное существо с комплексом вседозволенности.

Такие мамы-подруги не очень часто встречаются в жизни, но их полным-полно в женских сериалах.

Другие мамы неосознанно становятся для дочерей всем: средой обитания, воздухом, главной потребностью. Дочери тоже неосознанно попадают в мощнейшую зависимость: любят те же фильмы, что мама; те же блюда, что мама; те же мужские типажи, что и мама. Потом, когда девочка вырастает, она продолжает жить в поле притяжения своей мамы, и это поле засасывает всех новых людей, как черная дыра.

Еще одна бывшая одноклассница свою маму всегда считала защитой, крепким тылом от всех на свете неприятностей. Может, она не делилась самым-самым сокровенным, но точно знала: в трудную минуту – а у детей таких минут полным-полно! – мама подскажет, поможет и смело придет на собрание, чтобы защитить дочь от слишком нервной агрессивной учительницы. Все по-прежнему так – одноклассница подросла, у нее есть дети, но со своими уже взрослыми трудными минутами она приходит к маме. Не для того, чтобы та решила все проблемы – просто чтобы ощутить неизменную поддержку, которую помнит всю жизнь.

У нервной агрессивной учительницы тоже есть мама. Мама все детство муштровала будущую учительницу, не давая ей спуску. Игры во дворе – по наручным часам, опоздала на 10 минут – наказание, принесла четверку – ремень, никаких дней рождения, походов с подружками на пикники: дочь всегда обязана находиться в зоне контроля. Институт выбирала мама; гардероб, подруги, мальчики проходили строгий фейсконтроль.

Слово мамы – закон. А своего слова у будущей учительницы не было – как не было возможности сформировать собственную полноценную гармоничную личность.

И взрослая дочка у нервной агрессивной учительницы уже есть. Какой она выросла, интересно?

Большая-маленькая ложь матерей, дочек, отношений

Такие матери не позволяют своим дочерям развиться, вырастить «я» с самого начала. Не специально. Из-за незаживших личных травм, незрелости, множества других осознанных и неосознанных мотивов. Их дочери – тени, живущие по привычке и необученные совершать собственные поступки и отвечать за свои решения.

Это порождает такие катастрофические штормы в сознании, что удержаться на плаву сложно не только самой женщине, но и всем людям, которые ее окружают.

Фото: modnaKasta

Девочки, живущие в такой извращенной ментальной среде, обычно выбирают три пути.

Воспитывают своих дочерей точно так же, по жестким и несправедливым законам собственного детства – они просто не  видели ничего другого.

Исправляют ошибки собственной жизни за счет жизни ребенка: уверенные в том, что на этот раз они поступили правильно, они снова и снова навязывают собственным детям чужие решения.

Всеми силами пытаются оградить дочь от маленьких и больших драм – так поступают умные мудрые женщины, сумевшие выбраться на свет и сбросить груз многолетнего пагубного влияния.

А бывает, что девочки, повзрослев и столкнувшись с многообразием сложностей зрелой жизни, ломаются и остаются одинокими. Принципиальная позиция чайлдфри, давно популярная на западе, добралась до нас. И не всегда таким выбором руководит социально-экономическое положение. Да, женщины боятся остаться наедине с бытом и безденежьем. Женщины боятся потерять карьеру и раствориться в детях. Женщины боятся динамичного мира, в котором ребенку, возможно, придется выживать.

Но еще они, покалеченные в детстве, просто боятся воспитывать детей. Их страшит ответственность; они не уверены, что сумеют не повторить тех же фатальных ошибок воспитания.

Мы не всегда осознаем степень своей самодостаточности, – так много факторов влияют на нас. Но нужно помнить о том, что мы умеем не только перекладывать свою вину на чужие невинные плечи, но и анализировать собственные решения, прощать и начинать сначала.

Поэтому, мамы, еще раз взгляните на своих дочек – новыми глазами, со всей справедливостью и всем материнским великодушием. Перед тем, как стать мамой, вы были дочкой.

 

ДЛЯ ДЕВУШЕК-ГИКОВ

Затертая шутка о том, что если хочешь узнать, какой будет твоя жена через 20 лет, взгляни на ее маму – не такая уж шутка. И дело не только в физиологии и наследовании внешности.

Ученые-психиатры Калифорнийского университета, изучившие 35 семей, выяснили, что структура лимбической системы, отвечающая за эмоциональные реакции, преимущественно и нередко передается от матери к дочери – начиная от неровного настроения, заканчивая глубокими депрессиями.

По мнению ученых, неинвазивно проверивших состояние мозговой активности матерей и дочерей на МРТ, такая заметная удивительная взаимосвязь может продвинуть вперед нейронауку. «Это дает нам потенциальный новый инструмент для лучшего понимания депрессии и других нейропсихиатрических состояний, так как исследование продемонстрировало передачу модели между поколениями», – восхитились эксперты и опубликовали доклад в научном издании Journal of Neuroscience. Кроме того, они заявили, что такое исследование может повлиять на культуру суррогатного материнства (в том случае, когда суррогатная мать имеет с ребенком генетическую связь).

Необязательно, что модель поведения матери повторится в поведении дочери: гены важны, но большую роль играет среда и культура воспитания, сила характера и другие самые близкие в жизни отношения – крепкая дружба, счастливые отношения с мужем, доверие, любовь, взаимопонимание с отцом, бабушками и дедушками, сестрами и братьями.

Фото обложки: modnaKasta

Главный редактор-блогер LIFE by Kasta